Спасибо за то, что оставили отзыв о нас.

Отзыв о реабилитационном центре | Отзыв о наркологическом центре
our_people

Отзывы о реабилитационном центре

Я благодарю за предоставленную возможность посетить Ваш реабилитационный центр в Новосибирске, чтобы увидеть, где лечатся наши дети.

Приятно удивил благоустроенный коттедж, со всеми необходимыми удобствами в доме: горячая и холодная вода, душ, туалеты. Уютная гостиная с удобной мебелью, чистые спальни.

Ребята накормили нас обедом – куриный суп, мясные котлеты с гречкой. Тронуло, что котлеты не пожарены, а запечены в духовке – забота о печени пациентов. А еще были овощи из огорода, который расположился за домом. Мы приехали во время трудотерапии:  парни собирали картофель, который выкопали себе на ужин. Нам показали двух поросят и кур-несушек. А также баню и стадион, где проходят спортивные занятия.

Заметно, что обстановка в центре спокойная и доброжелательная, ребята выглядят сытыми и загорелыми. Мне как маме стало спокойнее.

Спасибо за индивидуальную консультацию – я поняла, что Вы знаете мою дочь лучше, чем я, и тепло к ней относитесь.

В биографии нашей семьи Ваш центр – третий по счету и я вижу разницу в подходах к лечению наших детей. На мой взгляд, очень значимо, что центр возглавляет специалист-врач, а в составе персонала есть психолог. «Со мной здесь разговаривают», – сказала моя дочь, и для нее это стало важным в выздоровлении.
Еще раз благодарю за Вас и Ваших специалистов, консультантов, волонтеров – всех, кто помогает нашим детям выправиться в этой жизни.

Дай Бог здоровья Вам и Вашим пациентам!

В.К.

Анонимно
Анонимно

Тяжело осознавать, что твой сын наркоман и алкоголик. Я понимала, что надо что-то делать, но не хватало сил на это. И все-таки я позвонила вам, было страшно, но я поверила и не ошиблась.

Что мне нравится в вашем центре?

Во-первых, это небольшое количество пациентов. Во-вторых, отличные условия проживания: просторно и уютно, активный досуг и хорошее питание.

Вообще в центре очень приятная, располагающая обстановка. Внимательный и не безразличный к проблеме персонал. Здесь к каждому проявляют внимание и индивидуальный подход. Лечебная команда, которая всегда помогает.

И еще мне кажется важно наличие в составе персонала выздоравливающих людей. Кто как не они знают проблему изнутри? Как говорит мой сын: «Здесь нет места агрессии, страху. Я среди хороших людей, с которыми могу поделиться любой проблемой». Это важно.

Я хочу сказать спасибо вам за все, что вы делаете. За вашу помощь нашим детям и за надежду, которую вы даете нам на выздоровление наших детей. Отдельное спасибо директору центра за его нелегкую работу, за внимание к нашим детям и нам – родителям.

Я хочу пожелать вашему центру дальнейшей успешной работы. Вы делаете свое дело, и у вас это получается! Спасибо вам!

Анонимно
Анонимно

Наш сын – наркозависимый, сейчас заканчивает лечение в центре. Мне нравится, что основой программы центра является работа над собой и анализ поведения зависимого человека. Его учат справляться с болезнью и сохранять трезвость.

Также мне нравится, что руководитель центра организовал регулярное проведение родительских собраний для созависимых близких родственников больного. На собраниях мы узнали очень много необходимой информации о поведении  зависимых и созависимых людей.

  Там люди откровенно задают вопросы наркоманам  и  алкоголикам, которые также приходят на собрание. Это дает понимание, чего не надо делать, как изменить себя и свое поведение, чтобы помочь сохранять трезвость зависимому родному человеку.

Сейчас сын не употребляет наркотики  11 месяцев. Он очень изменился, и я надеюсь, что то, чему он научился в центре, позволит ему сохранять трезвость и в дальнейшем.

Большое спасибо за работу коллективу центра и особенно его руководителю Кузнецову Алексеевичу  Константиновичу! Удачи вам всем, здоровья, уверенности в завтрашнем дне! Мы вам очень благодарны!

Семья Ш.

Анонимно
Анонимно

Я думаю, у меня началось все с того, что вечно пьяная школьная медсестра попросила проводить парня на класс помладше (которого я знал, но близко не общался) до ближайшей поликлиники, чтобы сделать ему флюорографию. Сам он с этой задачей, по её словам, справиться не мог – он никогда не доходил до пункта назначения. Я, по всей видимости, вызывал у неё доверие. Она пообещала освободить меня от уроков, и я согласился.

По дороге мы разговорились, и оказалось, что у нас много общего: есть одни и те же знакомые, даже наши отцы в молодости общались, и живем мы через дорогу, напротив друг друга. В процессе разговора речь зашла о курительных наркотиках. Я какое-то время жил в деревне и там познакомился с «плодами русских полей». Я толком не помнил ощущений, но все же истории у меня были.

Накануне я случайно наткнулся на рекламу новых курительных трав: о них совершенно ничего не было известно, только лишь то, что они состоят из цветков лотоса и других экзотических растений и позволяют глубоко погрузиться в свой внутренний мир. По действию типа свечи для аромата – такие же безвредные.

Вот именно это мы с моим будущим другом и обсудили. Узнать адреса продавцов не составило труда, и в этот же день после школы поехали на площадь Ленина, чтобы купить наркоты.

Конечно, это были далеко не свечи: после первой затяжки я был не в себе, не осознавал происходящее, как будто по лбу ударили лопатой, только не больно. Длилось все это минут 10, затем я пришел в себя, но на ногах стоял плохо.

Мы еще несколько раз брали эту дрянь, т.к. когда отпускало, мне казалось, что в следующий раз будет нормально. И так каждый раз, как по кругу. Никакой критики к своим действиям у меня не было совершенно.

Через своего нового друга я обрел еще много товарищей, которые время от времени употребляли наркотики. Они не были наркоманами в прямом смысле слова – они активно занимались спортом. Мы пробовали различные наркотики, не останавливаясь на одних. Часто это были травка, план, пыль, химка, иногда и эти новые смеси.

Чем больше проходило времени, тем реже мы употребляли натуральные наркотики и чаще синтетические. Друзей тоже становилось больше, и с ними росло количество соблазнов: начались постоянные поездки в клубы, вечеринки, которые сопровождались пьянками, драками, куражом.

Никогда не забуду тот день, как мы с тем же моим другом ехали в очередной клуб на такси и говорили, что до 30 лет никакого кокаина. А через 3 дня один парень предложил нам попробовать спиды. Мне тогда 17 лет было. Впереди нас ждал клуб, веселая ночь, и мы были пьяны. Легкая дрожь прошла по телу, перерастая в возбуждение и желание. Тогда я и выпустил джина.

Какое-то время мы употребляли классические стимуляторы и часто вели ночную жизнь со всеми вытекающими. У меня умер отец, и присмотра за мной почти не стало. Помню, как через день после похорон поехал глушить боль – обнюхался, напился водки и уснул прямо в клубе. Грустно сейчас вспоминать.

Далее я познакомился с синтетическими стимуляторами. Совершенно случайно один незнакомый парень угостил. Эта штука мне настолько понравилась, что я почти сразу понял, чего же мне не хватало.

Это было время расцвета: я был молод, свеж, полон сил и энергии, стремления к жизни. Я считал, что наркотики только лишь помогают мне раскрыть мой потенциал. Стать чуть-чуть лучше, немного счастливее. Или намного.

Я совсем не заметил, как вылетел из института, лишился прав, продал машину. Все это казалось каким-то само собой разумеющимся порядком вещей. Я не видел в истинном свете событий, которые происходили вокруг меня, и не слушал других людей.

Позже все стало еще хуже. Порой я неделями находился под стимуляторами, не ел, не спал, исхудал, стал нервным, тревожным и плаксивым. Я боялся людей, вообще стал очень много чего бояться. Употреблял все, что попадалось под руку. Я часто ссорился с матерью, доходило даже до того, что мне приходилось вырывать пакет с наркотиками у нее из руки. Иногда она вызывала домой милицию, чтобы меня забрали. Я обнаглел, начал постоянно употреблять дома и приводить домой странных людей. Тех товарищей, с которыми мы начинали, уже со мной не было – они продолжили заниматься спортом, и наши пути разошлись.

Тогда мама обратилась к сотрудникам реабилитационного центра, повелась на первую попавшуюся рекламу. Они караулили меня под окном, пытались выломать дверь (тогда я жил отдельно), а я сидел над своими пакетами и улыбался.

Потом мне стало негде жить, и меня приютил один наркоман, который занимался продажей синтетических стимуляторов и курительных смесей, и тут все  вообще стало плохо. Я употреблял и сутками находился в состоянии полукомы, то просыпаясь, то впадая в забытье. События сменяли друг друга, как слайды, и я не понимал, что происходит. Вокруг меня были только странные, страшные люди, шприцы и внутри тревога. Друзей совсем не осталось.

Как-то мне негде было ночевать, и я пришел домой. Я кинул своего последнего друга на 500 рублей, взял на них литр пива, сигарет, забил косяк, лег на диване, и меня вырубило. Когда я проснулся, в квартире были 2 огромные морды, которые сказали мне, чтобы я вставал и шел с ними. Мать кинула мне пакет через коридор, мне заломили руки за спину и повели в машину.

Я оказался в глухой тайге, в реабилитационном центре. Первые несколько дней у меня был сильный психоз от стимуляторов, и я либо спал, либо грыз зубами кофту. В этом центре я пробыл 2 с лишним месяца и твердо поверил, что употреблять больше не буду. Просто верил, и все. Оттуда я убежал, вылез ночью через окно. Бежал часов 8 по дороге, потом попутка подвезла меня до города. Мать обмануть не составило проблем, и в этот же день я уже жил дома со всеми привилегиями трезвого человека. Но моей трезвости хватило на 5 дней, а затем снова – наркотики, алкоголь, гулянки, проститутки, преступления. Только еще хуже. Мать опять вызвала людей из тайги, но я выпрыгнул в окно и сбежал в одних носках. Они меня не догнали.

Шло время, я тогда почти не спал, поэтому оно тянулось медленно. Мать уже сдалась и просто не лезла в мою жизнь. Я понял, что сам властен над своей жизнью, и начал задумываться, что мне нужно что-то менять. Попробовал найти работу, поменять девушку, заняться спортом и т.д. Все эти попытки в итоге заканчивались употреблением. Я понял, что единственный выход – это кардинально поменять свою жизнь. Апогеем стал тот момент, когда я не смог совершить половой акт с девушкой. У меня не было сил, я потел, у меня всё болело, я просто не мог, хотя был трезв. Почему-то именно тогда я окончательно решился.

Находясь в тайге и общаясь с «рецидивистами», я узнал про центр Кузьмича, что там действительно помогают. Почему-то я сразу поверил в это. Наверное, потому, что туда не всех берут, мне так сказали. И в тот день, когда я решился, я подошел к маме и попросил ее помочь мне. Она согласилась, но я сказал, что поеду только к Кузьмичу. Мы нашли в интернете номер и через пару дней поехали туда.

Первый месяц я был не в себе. У меня опять была ломка, но мне тут особо не сострадали. Этот месяц реабилитации проходил даже легко, видимо, концентрация вещества в крови была настолько высока, что особого желания употреблять не было. Всё было как в тумане, хотя мне казалось, что я полностью в себе. Сейчас я понимаю, что я только перемещался по центру и выполнял простейшие действия. Особого терапевтического эффекта не было, просто я проживал абстинентный синдром в безопасном месте.

Ближе ко второму месяцу болезнь начала активно проявляться, и я начал испытывать сильное влечение к веществам, которое порой перебивало любые здравые мысли. От этого мое настроение сильно ухудшалось, да и физически я стал чувствовать себя хуже. Слабость, недомогания, депрессия и панические атаки – не знаю, что бы со мной было без наблюдения. Доктор прописал мне антидепрессанты. Мне стало получше, и я теперь мог удерживать себя в рамках заведения, не пытаясь убежать. Консультанты и группа не давали мне расслабиться: меня постоянно подталкивали к новым действиям, а за нарушения правил, манипуляции и безалаберность приходилось нести последствия, что сделало прохождение реабилитации эффективным. Меня учили отвечать за свои поступки.

Третий месяц был тяжелым: мое желание вернуться к употреблению часто брало верх, но из-за решения быть в центре это выражалось только в нарушениях режима. Курение в окно, кофе в неположенное время, участие в движениях против выздоровления и т.д. Мне также «давали по рукам» за это, и я впадал в негативные эмоциональные состояния.

На четвёртом месяце я стал уже более продуктивно работать над собой. Постепенно я отказался от приёма препаратов и начал заниматься тем, чем должен был заниматься на реабилитации. Замечу: ТОЛЬКО на четвёртом месяце я начал немного осознавать, что со мной происходит, пытался анализировать свои поступки, мысли и чувства и вносить коррекцию. Немалую роль сыграли некоторые мои одногруппники, с которыми мы прониклись идеями выздоровления. Мы поддерживали друг друга и помогали не оступаться. Тогда же появилась мысль, что я уже готов к городу, и она не покидала меня до самого конца стационарного курса. На пятом месяце я получил возможность проводить выходные в городе и держал своё состояние на приемлемом уровне.

Далее я перешел на амбулаторный курс. Наверное, это было самое тяжелое для меня время. С одной стороны, я жил в городе, о чём давно мечтал. С другой, мне было необходимо продолжать заниматься реабилитацией. Огромное количество соблазнов дурманили мне голову, и периодически приходилось по половине недели оставаться в стационаре, чтобы поправить своё эмоциональное состояние. Но в итоге амбулаторный курс дал мне огромное количество навыков жизни в городе и работы с негативными эмоциями, напряжением и тягой к веществам.

Хотя я, наверное, прикладывал и не все силы, мое поведение и мое внутреннее наполнение сильно изменились. Я стал более ответственным, собранным и выносливым. Самое важное было то, что я сам принял решение, сам отвечал за него и отвечаю за него по сей день.

После центра я устроился на работу, пошел учиться. Продолжаю заниматься собой. Я не говорю, что я полностью изменился, мне порой бывает тяжело. Но я по-прежнему остаюсь трезвым, и развиваюсь.

Сейчас я почти 3 года трезвый. Я не употребляю никакого рода ПАВ. У меня есть дом, где я живу, женщина, которую я люблю, и собака, за которую я отвечаю. Я не пользуюсь никакой финансовой поддержкой от матери, сам отвечаю за себя и за свою жизнь. Я сам сделал этот выбор.

Спасибо!

Анонимно
Анонимно

Оставьте свой отзыв