Это сработало — как и почему

Я знаю про реабилитационные центры не понаслышке, а как неоднократный пациент. Мне кажется, я немного разбираюсь в теме и хочу рассказать вам о последнем реабилитационном центре, в котором я проходил лечение. К слову, я выздоравливаю 15-й месяц, это немного, но я склонен думать, что я на верном пути, потому что меня научили определенным вещам.

Когда я в последний раз собирался в реабилитацию из срыва, мне было страшно. Я не хотел лечиться и не особенно верил в успех, просто на тот момент я больше не мог употреблять наркотики, и не употреблять тоже не получалось. Я не верил, что смогу чему-то радоваться и от чего-то получать удовольствие. Я не ждал, что меня кто-то поймет и будет вникать в мои проблемы. Мне хотелось где-то спрятаться, чтобы не просыпаться в ужасе от того, во что превратилась моя жизнь. Я имею в виду, когда мне удавалось уснуть.  За последние месяцы не было дня, чтобы я не думал о самоубийстве. Отчаяние — это слово очень слабо описывает состояние, в котором я жил неделями. Я ежедневно совершал безумные поступки и находил им оправдание, сам для себя.

Мой отец до сих пор считает — дело в том, что я люблю, что называется, «кайфануть» и потом просто не могу остановиться, что вся проблема — в наркотиках. Да что отец, я сам так думал почти всю жизнь.  Для меня стало открытием, что я сначала стал зависимым  — в поступках, мышлении, отношении к себе и другим, во всем остальном, и лишь потом впервые выпил, покурил и укололся. Я думаю, что люди вокруг вообще очень мало знают о зависимости, особенно те, кому стоит знать больше. Мне кажется, я знаю почему — правда на эту тему, себе и близких людях, почти всегда неприятна.

Я уже знал тогда, что реабилитация в нашей стране — целая индустрия с огромным оборотом. Эти заведения практически не контролирует государство, определенная часть их вообще имеет полулегальный статус и имеют лицензии, а персонал в них — бывшие пациенты, которые не употребляют наркотики и алкоголь около года или того меньше. Владельцы таких заведений охотно берут любых пациентов, лишь бы за них регулярно платили, но не принимают за них ответственности. Существует даже некий круговорот — пациенты проходят лечение, быстро срываются и возвращаются в тот же самый центр, где их лечат точно так же. Бывает также, что пациентов просто держат в реабилитации, пока за них платят, без каких-либо попыток влиять на их будущую жизнь.

Я знал, что я еду в другой, «правильный» реабилитационный центр. Тем не менее, мне с самого начала не хотелось выздоравливать. Мне хотелось, чтобы меня лечили без моего участия, и как можно комфортнее, я хотел развлекаться и отдыхать. Лечебная команда нашла способ меня замотивировать, и это не было приятно. Я был зол и обижен на  этих людей, мне казалось, что мы по разные стороны линии фронта, и что они мне враги. Сейчас я понимаю, что по-другому было нельзя, и я благодарен этим людям.

Я хотел бы отдать должное лечебной команде, именно благодаря этим людям я сейчас остаюсь трезвым и неплохо себя чувствую. Руководитель центра уже давно легенда в своем городе, за его спиной десятки лет практики и сотни людей, которым он смог помочь.

Я не понимаю, как он делает то, что делает, если бы я верил в волшебство, он был бы кем-то вроде волшебника Гудвина, который способен вставить здоровые мозги в мою больную голову. И смелость, потому что мне было ОЧЕНЬ страшно честно говорить о себе. И доброе сердце в придачу.

Среди остального персонала случайных людей нет, и я до сих пор не понимаю, как можно так сильно вкладываться в свой труд, страшно напряженный эмоционально. Это не описать словами, я два месяца помогал этим людям в качестве волонтера, и я знаю, о чем говорю. Психолог центра консультирует как в группе, так и индивидуально, и именно на индивидуальных занятиях я смог встретиться с собой настоящим. Довольно сложно было принять свои недостатки и если честно, не думаю, что мне это удалось до конца. Я верю, что я к этому иду.

Консультанты — очень разные и каждый уникален, я не побоюсь этого слова. Один до сих пор поражает меня глубиной видения моих проблем, как пациента. Я всегда ценил его обратную связь за точность и понятность.

Энтузиазм и самоотдача второго не перестает удивлять меня. Если я обращался с вопросом, я получал максимально доступный ответ, потом еще одно видение моей проблемы — под другим углом. А потом еще под одним.  В общем, наступала полная ясность по проблеме.

Третий всегда демонстрировал оригинальный подход к вопросам моего выздоровления и наверное, может с успехом служить в спецслужбах — при всем моем таланте и опыте вранья обмануть его у меня не вышло ни разу.

Администратор — последний в этом списке, но возможно, самый главный во многих вопросах. На его плечах множество административных и хозяйственных забот. Когда мне нужны были сигареты, или шампунь, или вылечить больной зуб — именно он обо мне заботился, и при этом консультировал не хуже других.

Я всем им очень благодарен. А еще эти люди и этот центр заслужили мое полное доверие, и я объясню почему.

  1. Здесь все серьезно. У этого центра есть официальный статус лечебного заведения. В отличие от домика в деревне, арендованного на местного жителя, где одному Богу известно, что происходит.
  1. Здесь именно лечат, и именно от зависимостей. В центре есть проверенная годами программа лечения, с необходимыми препаратами, методикой и индивидуальным подходом. И решения по лечению пациентов принимают профессионалы — врач и психолог, оба с с серьезным опытом.
  1. Реабилитация комплексная. Что это значит? Зависимые люди больны во всех сферах жизни. Тело, психика, эмоциональное восприятие, поведение, социальные навыки, духовный облик этих людей разрушены, и невозможно вылечить человека, просто заперев его и не давая ему наркотиков и алкоголя. Если его выпустить после полугода воздержания, ничего при этом в нем не изменив, кончится это лишь одним — употреблением, поверьте, это вопрос времени.
  1. Здесь мотивируют. Зависимые люди не хотят лечиться, в лучшем случае они позволяют себя лечить. Увы, лечиться от зависимости без боли, страха и слез не получается нигде. Но здесь нет излишних страданий, а еще меня поддерживали, помогали и объясняли, что происходит и как мне дальше жить.
  1. Здесь комфортно. В пределах разумного, условия проживания здесь очень достойные, а питание часто лучше, чем дома, потому что это специально разработанное сбалансированное меню. Заявляю об этом со всей ответственностью, как человек, который полгода питался одними пельменями, пока не приехала жена.
  1. Персонал не дает пустых обещаний. Вам честно скажут, чего можно ожидать от лечения, и объяснят, что чудес не бывает. Придется приложить усилия, и немало. Это лучше, чем жить в иллюзиях, а потом разочаровываться.
  1. Своих не бросают. После курса реабилитации я четко знал, как мне жить, что делать обязательно, а чего — ни в коем случае не делать. Я смог спокойно привыкнуть к жизни в городе на трезвую голову в течение постпрограммы (Да, постпрограмма нужна. Нет, это не попытка вытянуть из вас лишний деньги. Это оптимальный и безопасный способ привыкнуть к жизни в обществе после базового курса). А потом я побыл пару месяцев волонтером при центре. Это был хороший опыт, и я ни разу не пожалел об этом.
  1. Близкие в курсе дел. Для членов семьи регулярно проводятся бесплатные встречи, где пациенты встречаются с близкими, там говорят про общие проблемы и получают ответы на вопросы. Там часто случаются открытия, не всегда приятные, но иногда это единственная возможность узнать правду через много лет.
  1. У меня прямо сейчас в телефоне есть 22 номера выпускников этого центра, они все успешно выздоравливают, и почти все по несколько лет. Я специально не собирал эти номера, чтобы об этом здесь написать, мы с ними просто иногда общаемся.

На самом деле успешно выздоравливающих выпускников на порядок больше, и я далеко не всех знаю. Многих из них я рассчитываю увидеть в сентябре на очередной годовщине центра. Думаю, эти люди сами по себе — чистые и трезвые, лучше всякой рекламы.

© 2004 - 2020 - Лечение алкоголизма | Лечение наркомании